- miniszterelnok.hu - http://www.miniszterelnok.hu/%d0%b2%d1%8b%d1%81%d1%82%d1%83%d0%bf%d0%bb%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b5-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b0-%d0%be%d1%80%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d0%b0-%d0%bd%d0%b0-%d0%ba%d0%be%d0%bd%d0%b3%d1%80%d0%b5/ -

Выступление Виктора Орбана на конгрессе Союза христианской интеллигенции

Глубокоуважаемый господин Кардинал, уважаемые представители духовной и светской элиты, уважаемый господин президент, дамы и господа! Уважаемые руководители СХИ!

Даже если бы вчера вечером в полумраке, уединившись в укромном уголке и наклонив друг к другу головы, мы с высокопочтенным Кардиналом предварительно согласовали бы наши сегодняшние выступления, у нас вряд ли получилось бы лучше, нежели сейчас, без всякой предварительной договоренности; я веду к тому, что попытаюсь продолжить рассуждения с того места, на котором остановился господин Кардинал.

Такое созвучие мыслей отнюдь не случайно, это скорее отражение духа нашего времени, исходящее из одинакового понимания волнующих всех нас вопросов. Господин Кардинал говорил о том, что корни христианства очень глубоко вросли в почву европейского общества. Вспоминая об эксперименте введения отвергнутого в итоге Французского республиканского календаря, господин Кардинал говорил о том, что христианство не смогли искоренить из жизни европейских народов ни пилой, ни топором, а наоборот, как свидетельствует история с печальной участью календаря – топор скорее застрял бы или вовсе разлетелся бы на куски. А мне в свою очередь хотелось бы сделать акцент на том, что сегодня нам угрожает не та опасность, которую христианство столько раз небезуспешно преодолевало в прошлом. Как упоминал и господин Кардинал, сегодня мы стоим перед такой опасностью, источники которой понимают, что сущность христианства заключается в том, что оно глубокими корнями уходит в культуру того общества, которому служит. Поэтому целью сегодняшней европейской программы, по сути антихристианской программы, является не что иное, как замена имеющейся почвы. С помощью такого подхода христианство в Европе может быть окончательно обессилено. Именно этот вопрос мне хотелось затронуть далее в рамках своего заранее подготовленного выступления.

Уважаемые дамы и господа!

Меня попросили выступить с докладом, однако жанр доклада предполагает строго выдержанный стиль, точное использование терминологии, как вы уже, наверное, заметили, четко определенную тему, сдержанное, в некоторой степени даже беспристрастное изложение фактов. Сегодня я не смогу выполнить эти требования, поэтому сразу предупреждаю, что моё выступление по своей форме будет скорее напоминать приветствие, чем доклад.

Приветствую пригласивших меня! Приветствую своих друзей, соратников и товарищей! Все мы здесь, собравшиеся в этом зале, хотим быть теми, кем являемся на самом деле. Мы те представители венгерского общества, которые видят себя такими, какими сотворил нас Господь. Я лично считаю себя мужчиной венгерской национальности, христианского вероисповедания. Мы – те люди, которых интересует не то, как изменить свою истинную сущность. Нас интересует не то, как противиться воле Божьей и как уйти от тех обязанностей, которые были возложены на нас Всевышним, как Вы обычно говорите, в силу нашей сотворенной сущности.

Напротив, нас больше интересует, волнует или даже приводит в азарт возможность исполнения этих обязанностей. Каждый раз, когда мы собираемся, встречаемся и разговариваем, мы пытаемся понять или узнать, в чем же суть этих обязанностей, чему они призваны служить, ищем пути развития. Именно этот общий настрой создает некоторую духовную общность, дружбу, сплоченность, которые, скажем прямо, могут лечь в основу политического союза. Нас связывают прочные, устойчивые и испытанные временем узы. Напомню, как после 2002 года на почве христианской интеллигенции пустило ростки всем нам хорошо известное движение, именуемое «гражданскими кругами». Вспомним и то, что именно в этих кругах наша страна была вышколена на предмет «что делать с вернувшимися к власти посткоммунистами».

После 2002 года мы сообща развивали свои навыки, чтобы общим фронтом выступить против вернувшегося антирелигиозного, антинационального и антисемейного политического руководства и одновременно продолжать служение Родине. Ведь Родина не может быть в оппозиции. Помню, наши совместные предвыборные поездки по стране во многом способствовали сложившейся сегодня ситуации, когда общественные тылы или, на языке социалистов: укоренелость в массах христианской, национальной, гражданской правой партии гораздо сильнее, чем у её оппонентов. Кто бы мог об этом подумать 15 лет назад, уважаемые представители Союза христианской интеллигенции? Помню, как в 2009 году мы вместе предчувствовали возможность успешного проведения конституционной революции и от этого предчувствия посредством тяжелого труда мы прошли сложный путь до одобрения в парламенте большинством в две трети голосов. За этим последовало создание новой Конституции, заслуги которой в этот раз, если позволите, не стану перечислять, чтобы не навеять скуку. Помню и то, как в 2013 году на наших общих совещаниях мы вместе нашли способ, как добиться того, чтобы впервые в новейшей истории венгерской демократии находящаяся у власти христианская правая партия смогла повторно победить на выборах, то есть смогла достичь не только политического, но и гражданского большинства.

Помню и то, как в 2015 году на совместной конференции «Знаки времён», соорганизаторами которой выступили и Вы, мы вместе размышляли об исполнении правительством своих задач, а также о ситуации, о возможностях правительства и очень надеюсь, что об этой конференции 2015 года спустя год-два мы будем вспоминать как о событии, которое открыло дверь к повтору в 2018 году или даже возможности утроения срока пребывания у власти.

Позвольте отметить, уважаемые дамы и господа, что правительство высоко ценит работу христианских церквей и организованных вокруг них общественных организаций. Высоко ценит и наша партия, и лично я. Главный принцип моих политических убеждений заключается в том, что сам человек не может быть настолько умен, чтобы самостоятельно принимать политические решения и руководить страной. Всегда должен быть своего рода форум, где он может обдумать и обсудить с другими все то, что считает правильным.

Уважаемые дамы и господа, я, как и наше правительство, убежден в том, что всё то, что хорошо для венгерских христиан – хорошо и для всей Венгрии. Именно поэтому поощряется работа христианских церквей и объединённых вокруг неё общественных организаций.

Уважаемые дамы и господа!

Мы никогда не продавали кота в мешке, мы всегда предельно откровенно говорили о наших целях. Возможно, Вам это покажется естественным, поскольку от верующего сообщества, это наименьшее, чего можно ожидать. Этого же ожидают конечно и от политиков, только им не всегда удается оправдать ожидания. Если что-то и можно привести в качестве аргумента в поддержку нынешнего правительства, то это то, что каждый раз, когда это было возможно, оно прямо, открыто и откровенно деклалировало свои цели. Мы никогда не скрывали своих намерений и сейчас не собираемся это делать. Давайте будем искренними и открыто заявим, что мы хотим «венгерскую Венгрию» и «европейскую Европу». А это возможно лишь в том случае, если мы признаем, что хотим христианскую Венгрию в христианской Европе. Мы убеждены, что это не только дань прошлому, мы верим в тот завет, который оставил нам Йожеф Анталл: только у этого есть будущее.

Уважаемые дамы и господа!

Мы подошли к тому краткому отступлению, которое я собирался посвятить проблеме взаимоотношения христианства и политики. Политические партии, черпающие вдохновение из христианских религий, зачастую подвергаются критике за то, что они якобы противоправно берут на себя функции защиты христианства. Я сам неоднократно задумывался над этой критикой, которая нередко исходила от самой церкви. И нашел в этом что-то, над чем стоило бы поразмыслить. Если хорошо подумать, то действительно, защита христианства не является задачей политики, в рамках разделения труда современного общества эти функции были возложены на других. Однако, как в таком случае определить задачи христианской политики? Я убежден, что политические партии, точнее политические партии с христианским мировоззрением обязаны или даже призваны защищать те формы человеческой жизни, которые произросли из христианства. То есть, у нас нет необходимости проводить теологическую или догматическую «кампанию» в защиту христианства, нам надо всего лишь защищать те формы существования, которые произросли из христианства. К ним относятся такие нравственно-мировоззренческие ценности как человеческая личность, человеческое достоинство и просто человек в нашем понимании этого слова. Не только политический смысл, но и глубокий нравственный оттенок имеют такие ценности как семья, нация, равно как и религиозная конфессия, церковь, которые мы также должны защищать. Поскольку мы защищаем не теологические или догматические основы христианства, а пытаемся защитить всего лишь произросшие из христианства нормы общественной жизни в Европе, и, в частности, в Венгрии, то это даёт возможность политическим партиям с христианскими убеждениями заручиться значительно большим количеством голосов и поддержкой, нежели число верующих людей, проживающих в обществе. Ведь личность и её достоинство как ценности важны не только для верующих, семья важна не только для тех, у кого глубокие отношения с Богом, и за нацию готовы постоять не только те, кто связывают существование нации с волей Божьей, но и те, кто в силу конкретных обстоятельств, включая воспитание, не могут, или даже не хотят на интеллектуальном или духовном уровне обрести отношения с Богом. Это хорошо демонстрирует то, что если политика, в основе которой лежит христианское мировоззрение, правильно определяет свою роль, то есть нацелена на защиту произросших из христианства норм общественной жизни, то она может рассчитывать на поддержку более широких кругов, нежели сообщества исключительно верующих.

Все это созвучно с тем, о чем говорил господин Кардинал, ведь современное европейское общество устроено так, что на политической или общественной арене практически невозможно предпринимать никаких действий, не заручившись предварительно поддержкой большинства. Это обстоятельство, казалось бы, противоречит тому, что все-таки существуют такие страны, – и здесь я вежливо, сдержанно и оптимистически отмечу – в которых христиане не составляют большинство населения, однако, созданные ими партии активно включаются в политическую борьбу в надежде на то, что они смогут приобрести поддержку большинства. Какая ситуация сложилась на сегодняшний день в Венгрии – это не входит в тему моего доклада, однако важно знать и нам, что в Венгрии те политические партии, идеология которых основана на христианско-демократических учениях, независимо от количества верующих – могут иметь хорошие шансы, хотя, по сути, шанс заручиться поддержкой и доверием большинства есть всегда. Вы ведь также заключаете с нами союз не для того, чтобы представлять свои интересы в тех кругах, где они уже и так представлены. Вы заключаете союз с христианскими партиями для того, чтобы они посредством своей правительственной политики могли распространять важные для Вас идеи среди более широких кругов. Вот именно это и является духовной основой такого союза.

Уважаемые дамы и господа!

Без человеческого достоинства, без фундамента здоровой семьи, без прочного единства нации, религиозных сообществ Венгрия не сможет существовать. Этот закон действует более тысячи лет и еще надолго останется в силе.

Поэтому нас волнует вопрос: будет ли христианская Венгрия, будет ли христианская Европа? Этот вопрос волнует всех. Что касается Венгрии, то здесь ищущим ответы проще, поскольку всё зависит от них самих, от венгров. Если венгры хотят этого, то у них будет христианская Европа. Мы убеждены, что здесь фактически все: наши средства, убедительность, влияние и возможности зависят только от нашей работы, приверженности и способностей. Но будет ли Европа христианской? Это уже более сложный вопрос. Именно об этом хотелось бы поделиться, к моему сожалению, несколькими грустными мыслями.

Если посмотреть на внутреннюю структуру Европы, особенно с исторической точки зрения, то можно увидеть, что в Европейском Союзе, в сообществе европейских народов всегда существовало какое-то внутреннее напряжение, придающее системе взаимоотноошений своеобразную динамику. Это напряжение снималось постоянными компромиссами и соглашениями. По мнению некоторых историков, именно это постоянное напряжение и динамика, вызванные пестротой разнородных европейских культур и стали той силой, которая содействовала развитию конкуренции и в итоге помогла христианской Европе на несколько столетий занять лидирующее место среди других континентов. Я и сам разделяю это мнение. То есть, всегда существовали внутренние отличия: между северными и южными, западными и восточными группами европейских стран, между богатыми странами, которых называют «спонсорами» и более бедными, которых называют «бенефициарами», помимо того существует ещё и Еврозона, в которую не входят все двадцать восемь стран-участниц Европейского Союза, то есть Еврозона, и отдельная группа стран за её пределами, и многое прочее. Однако, хотелось бы акцентировать внимание аудитории на том, что сейчас мы переживаем новую эпоху, которой свойственны совершенно новая динамика взаимоотношений и абсолютно другое внутреннее напряжение, которое в корне отличается от прежнего. Сообщество европейских народов разрывает внутренний конфликт, ожидающий своего разрешения. Этот новый конфликт или внутреннее напряжение возникло между так называемыми «странами мигрантов» и странами, отказывающимися принимать мигрантов. Несмотря на то, что открытое упоминание об этом является темой табу в европейской политике, после вступительной речи Яноша Латорцаи, произнесенной в стиле размахивающего мечом куруца, я все-таки отважился, если и не разрушить из-за нехватки сил это табу, то хотя бы пошатнуть его.

Итак, присущее современной Европе напряжение связано с тем, станет ли Европа христианской или, другими словами, будет ли христианская Европа, а также с тем, сформируются ли такие группы стран, которые будут «странами мигрантов» и будут принимать представителей нехристианской цивилизации. Есть и такие страны, которые не стали и не хотят становиться страной, принимающей мигрантов. Это сложнейшая задача, имеющая, можно сказать, историческое значение, перед которой стоят лидеры европейских стран: найти компромисс, а также способы сосуществования и сотрудничества между этими двумя группами стран. Если это не удастся, то напряжение приведёт к ещё более сильному разрыву, который может стать фатальным в истории европейского континента. Мы заинтересованы в том, чтобы это внутреннее напряжение было снято посредством принятия мудрых политических решений, с учетом различий между странами. Согласно нашей точке зрения, как страны, относящейся к группе не принимающих мигрантов стран, «страны мигрантов» ведут неправильную внешнюю полититку, они потеряли контроль над границами, и, полностью подчинившись миграционным процессам современной эпохи, были вынуждены выбрать новое направление своего развития. Мы не сделали этого, мы подчиняемся прежним законам. А прежний закон в политике гласит: «страна без границ – что яйцо без скорлупы». В европейской политике наблюдается странное явление. Цитирую бывшего американского госсекретаря, господина Киссинджера, который поделился с нами следующим: «Сегодня мы наблюдаем редкую историческую ситуацию, когда целый регион не только не охраняет свои государственные границы, но даже открывает их. Ничего подобного, пожалуй, не было уже тысячи лет».

Уважаемые дамы и господа!

Совершенно очевидно, что в странах, принимающих мигрантов, права, связанные с приёмом мигрантов имеют прерогативу перед правом отдельных стран на охрану своих внешних государственных границ. На наш взгляд, этот принцип не приемлем. У нас на первом месте – право на защиту внешних государственных границ. Ситуация, которую мы наблюдаем в Европе, показывает, что права нелегальных мигрантов имеют приоритет перед волей европейских граждан, не желающих принимать мигрантов. А это уже затрагивает вопрос о демократии. То есть, сейчас мы сталкиваемся с тем, что в западноевропейских странах возникли проблемы с демократией. Эти государства берут на вооружение такие принципы, которые отказывается принимать большинство общества, и, если даже когда-то в прошлом и следовало им, то сейчас начинает отвергать их, и, более того, сопротивляться им. Нам эти проблемы с демократией чужды, поскольку в решение этого сложного вопроса, относильно того, становиться ли страной, принимающей мигрантов, мы вовлекли тех граждан, которые изъявили желание высказаться по этому поводу посредством проведения национальных консультаций.

Высказанная мною проблема затрагивает вопрос о нравственной дилемме – тема, которая систематически возникает во время европейских дебатов о современном христианстве. Кто является хорошим человеком? Ведь в пользу стран, принимающих мигрантов, многие аргументируют тем, что добрый человек впускает нуждающегося. И здесь нет смысла оспаривать, что корни этой мысли уходят глубоко в то учение, последователями которого все мы являемся. Однако, в случае массовой миграции населения, о которой сейчас идет речь, дело приобретает совершенно другую окраску. Я убежден, что в случае массовой миграции населения помощь должна предоставляться потерпевшим странам, нациям или отдельным частям нации там, где случилась беда. Переселением потерпевших к себе мы не решаем проблему, а взваливаем её на свои плечи. Эта политика не является ни разумной, ни целесообразной. Мы представляем нравственно ориентированную, выверенную политику, политику добрых людей, когда говорим о том, чтобы направлять помощь туда, а не беду привлекать сюда. Однако, подчеркиваю, помощь должна направляться туда.

Рассматривая западную политику в этом ракурсе, следует сделать вывод о том, что хвастаться нечем, потому что, рассуждая откровенно, положа руку на сердце, в последние десятилетия европейцы приносили туда не помощь, а беду. Ведь признаемся честно, бомбардировка той же Ливии, которая до сих сдерживала массовый наплыв мигрантов, проводилась не без участия европейских, точнее, больших европейских государств, и Сирию разрушили не сирийцы, уважаемые дамы и господа, а вмешательство западных сил. Те, кто говорит о нас надменно, с чувством собственного превосходства из-за того, что мы не хотим стать страной, принимающей мигрантов, пусть сначала проведут самоанализ и задумаются над тем, в какой степени они причастны к порождению той беды, последствия которой хотят в принудительном порядке взвалить на наши плечи.

Уважаемые дамы и господа!

Этим я хотел всего лишь акцентировать Ваше внимание на том, что политика, не разрешающая Венгрии стать «страной мигрантов», не только благоразумна, но является обоснованной и приемлемой и в моральном аспекте. Читая на днях исследование о европейской политике, встретил одно утверждение, которым хотел бы поделиться с Вами, потому что, мне кажется, оно попало прямо в десятку: «мысли некоторых политиков настолько заняты тем, чтобы остаться в седле, что они совсем не думают о том, в каком направлении скачет их лошадь». И, если посмотреть сегодня на Европу, то мимовольно напрашивается именно эта мысль.

Суть вопроса в том, уважаемые дамы и господа, к чему это приведет? А правда заключается в том, что страны, принимающие мигрантов, согласно законам математики и известным нам из истории и собственного опыта примерам, станут странами со смешанным населением. Я не вижу ни той силы, ни тех навыков, ни тех знаний, с помощью которых страны, решившие принимать мигрантов, сумеют вернуться обратно в лоно стран, не принимающих мигрантов. И в том случае, если им это не удастся, они превратятся в страны со смешанным населением, состоящие из христианского, а также нехристианского элемента, со свойственной последнему сильной религиозной идентичностью. И если я правильно толкую законы биологии и математики, то неизбежное изменение пропорционального соотношения этих двух элементов будет не в пользу христианства и представителей христианских конфессий. Этот процесс чреват непредвиденными последствиями, однако, всё-таки следует прибегнуть к математическим расчетам, которые позволят обозреть более масштабную картину и в определённой степени получить ответ на волнующий нас вопрос, хотя бы в математическом аспекте, поскольку история и политика являются куда более универсальными науками. Сейчас нам приходится полагаться только на результаты математических расчетов, чтобы получить ответ на то, чем это всё закончится.

Однако, как это не покажется странным, сформировавшиеся в Европейском Союзе группы стран со смешанным населением, готовые и в дальнейшем принимать мигрантов, смотрят на нас с позиции морального превосходства, несмотря на то, что сегодня именно они представляют наибольшую угрозу нравственным ценностям, укоренившимся на европейском континенте. Ибо в этих странах со смешанным населением изо дня в день под угрозу ставятся такие ценности, которые являются фундаментальной основой европейской жизни. Под угрозу ставится также свобода вероисповедания да и само представление о том, что каждое сотворенное Богом существо вправе искать свои пути, ведущие к Всевышнему. Существуют, однако, такие религии, которые не предоставляют такой возможности выбора тем, кто принадлежит к их религиозным сообществам. Вчера прочитал в газете о сенсационной реформе: где-то на Аравийском полуострове женщинам из мусульманских семей разрешили выходить замуж за немусульман. Это неслыханное достижение! Всем нам очевидно, что есть религиозные конфессии, которые смотрят на свободу вероисповедания не так, как христиане. То есть, мы вправе заявить, что в смешанных странах христианский элемент ослабевает, и это ставит под угрозу и свободу вероисповедания. Такая же судьба постигнет и принцип равноправия мужчины и женщины, который в нашем мире является краеугольным, ведь в Европе наблюдается четкая тенденция к возрастанию числа тех людей, кто не признает равенства полов. Ослабнет и борьба с антисемитизмом в Западной Европе, ведь независимо от того, что мы думаем о мигрантах, одно уж точно известно: они не считают народ Ветхого Завета своим союзником. Следовательно, как в аспекте свободы вероисповедания, равенства полов, так и в аспекте борьбы с антисемитизмом европейские ценности в странах, принимающих мигрантов, поставлены под угрозу.

Уважаемые дамы и господа!

Что касается нас, то мы избрали другой путь. Мы не забываем, с каким высокомерием и моральным доминированием осуждала нас Германия, Австрия, как и впрочем вся западная пресса во время строительства заграждения. Помним, какую клеветническую кампанию они раздули против нас, распространяя по всему миру поддельные фотографии и придуманные жуткие истории. Однако, всем, кто способен рассуждать, было понятно, что эта кампания против Венгрии была заказана и полностью дирижировалась «сверху» – в отместку за то, что мы перекрыли балканский маршрут, по которому прибывали мигранты.

Уважаемые дамы и господа!

Я вспоминаю обо всём этом не из-за чувства обиды. Об этом надо вспоминать хотя бы для того, чтобы, откинувшись на спинку стула и похлопав друг друга по плечу, мы могли сказать, что были правы. Об этом надо вспоминать, потому что это указывает на то, что страны, принимающие мигрантов, полагаю, ещё не нашли способа сосуществования со странами, не принимающими мигрантов. Потому что если мы хотим жить в одном сообществе: они – страны, принимающие мигрантов и мы – страны, не принимающие мигрантов, то нельзя допускать таких форм поведения и общения друг с другом. Ведь в таком сообществе не может быть мирной, сбалансированной и дружной жизни.

Уважаемые дамы и господа!

Дело в том, что у западных стран сегодня одно на уме: каким-то правовым, политическим или финансовым инструментом заставить нас – и здесь речь идёт не только о Венгрии, но и о других странах Восточной Европы – стать такими же, как они. То есть, они хотят, чтобы народы, страны Восточной Европы превратились в страны, принимающие мигрантов. Мы этого не хотим. Всем, в том числе и Брюсселю надо принять к сведению, что мы не будем «страной мигрантов». Поэтому будущее Европы зависит от того, как она сможет разрешить этот конфликт, это разногласие.

С Вашего разрешения хотелось бы сделать ещё одно замечание в духовном или идеологическом плане. Идеология стран, принимающих мигрантов, легко идентифицируема. Здесь доминирует идеология международного либерализма. А что касается стран, не принимающих мигрантов, то мы руководствуемся другими принципами – принципами суверенитета и христианского гуманизма. Принятие странами Центральной Европы западноевропейского либерализма равнозначно самоубийству. И в итоге мы тоже превратились бы в страну мигрантов. Наши граждане страдали бы от терроризма, у нас понизился бы уровень общественной безопасности, мы также были бы не в состоянии обеспечить охрану своих государственных границ, в конце концов, мы также не верили бы в то, что посредством предоставления средств социальной поддержки семьям, возможно остановить беспокоящий нас демографический спад и мы так же, как и они импортировали бы население для стабилизации демографических процессов.

Уважаемые дамы и господа!

Всё это для Средней Европы означало бы то, что в кратчайшие сроки мы стали бы страной со смешанной культурой, а параллельно с этим пошатнулись бы устои нашей национальной и христианской идентичности, что привело бы к необратимым последствиям. Это значит, что мы здесь, в Среднедунайской низменности потеряли бы всё то, за что боролись 36 поколений в течение тысячи лет с тех незапамятных времен, которые так искусно воспроизвел господин Кардинал, и всё то, что здесь, в Среднедунайской низменности давало смысл жизни стольким венграм. Сейчас, похоже, придется выступить против этих планов. Программа нашего превращения в «страну мигрантов» прописана в проекте, который в народе называют «Планом Сороса». В этом плане действий четко прописаны все меры по превращению сопротивляющихся приёму мигрантов центрально-европейских стран в «страны мигрантов». Мы хорошо знаем, что нам делать. Главное – сплоченность. Нам необходимо объединить усилия и двигаться в едином строю, не оставляя ни единой щели между щитами, и чтобы это звучало ещё более дерзко, процитирую мудрость со времен советской оккупации: «Не смейся, Иван, это не навсегда. Мы ведь и за 150 лет турецкого ига не обасурманились». Это изречение и надо постоянно повторять как заклинание. Сейчас, уважаемый Конгресс христианской интеллигенции, дело обстоит так, что нам надо продержаться, выстоять… но не 150 лет, а лишь до следующих выборов. И в завершение, позвольте вспомнить одного из героев романа Гезы Гардони: таких лейтенантов Хегедюшей, которые ломают заборы, надо держать подальше от государственного управления, и как можно больше функций и задач надо возлагать на тех, кто готов стать на защиту христианской Венгрии.

Уважаемая христианская интеллигенция!

Докладываю: правительство готово.