- miniszterelnok.hu - http://www.miniszterelnok.hu/%d1%80%d0%b5%d1%87%d1%8c-%d0%b2%d0%b8%d0%ba%d1%82%d0%be%d1%80%d0%b0-%d0%be%d1%80%d0%b1%d0%b0%d0%bd%d0%b0-%d0%be%d0%b1-%d0%b8%d1%82%d0%be%d0%b3%d0%b0%d1%85-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d0%b0-3/ -

Речь Виктора Орбана об итогах года

Добрый день, уважаемые Дамы и Господа!

Мне повезло, что речь об итогах года я должен произносить сейчас, а не сто лет назад. Я говорю это потому, что в этом году исполняется сто лет со дня подписания трианонского диктата. Сто лет назад премьер-министром страны был Карой Хусар. Если бы тогда он произносил речь об итогах года, ему пришлось бы сказать, что год был довольно плохим. Более того, год был просто отвратительным. Ему пришлось бы сказать о том, что во время мировой войны мы потеряли огромное количество народа, и это не пощадило ни одной семьи. Вместе с нашими союзниками мы закончили войну на стороне потерпевших поражение. Австро-венгерская монархия, которая обеспечивала государственную основу нашей жизни, была разрушена. Ему пришлось бы сказать и о том, что социальный мир прекратился, и в условиях гражданской войны жизненные силы венгров были истощены. Смертельный удар был нанесен коммунистическим переворотом. Мы были свидетелями всевозможных экспериментов: у нас были и конституционное королевство, и народная республика, и коммунистическая советская республика. Сто лет назад премьер-министр мог бы заявить своей аудитории лишь то, что ни один из этих экспериментов не оправдал себя. Мы докатились даже до того, пали так низко, что наши враги гарцевали на своих лошадях по улицам Будапешта. И если бы несчастный премьер-министр мог еще и видеть будущее, ему пришлось бы сказать, что почти через четыре месяца будет объявлен трианонский диктат, положивший конец мировой войне. Этот диктат не только положил конец Первой мировой войне. Он также завершил предыдущий период истории венгерского народа. В результате диктата от Венгрии были отколоты две трети ее территории, и она потеряла 63 процента своего населения, таким образом каждый третий венгр оказался за границей. Приговор был однозначно смертным. В истории не существовало ни одной нации, которая пережила бы такую потерю крови. А те, кто принимал это решение, знали историю и свое решение принимали сознательно. Аппоньи, глава венгерской делегации на переговорах, правильно сказал, что здесь была выкопана могила Венгрии. Эта потеря и сама была разрушительной, но тяжесть проблемы усиливалась еще и тем, что нас окружали такие государственные образования, как Чехословакия и Югославия. Мало того, если всего этого было бы недостаточно, в результате диктата после Второй мировой войны мы также получили Советский Союз в качестве восточного соседа. Как говорят венгры: «Получай, хромой, еще и горб впридачу.» Вокруг одни враги. В политике это означало карантин, в экономике – изоляцию, в национальной обороне – мы оказались связаны по рукам и ногам, в культуре – одиночество, в духовной жизни – покинутость. Итак, мы свернулись в комок и настроились на выживание. Мы знали, что нужно ждать. Ждать, пока вражеские государственные образования ослабнут и, как это бывает, прикажут долго жить. Что потом и случилось. Согласно легендам, сто лет назад Аппоньи сказал и то, что, хотя здесь и была выкопана могила Венгрии, но мы, венгры, будем присутствовать на похоронах могильщиков. И, действительно, мы своими глазами видели, как Чехословакия перестала существовать, Югославия раскололась, а Советский Союз развалился. Сегодня, через сто лет после смертного приговора в Трианоне, я имею честьзаявить Вам, что мы живы, и Венгрия все еще существует. И мы не просто живы, но и освободились из окружения вражеского кольца. Вместо Чехословакии и Югославии мы получили словаков, словенцев, хорватов и сербов. Как ни странно, но я вижу, что с вновь образованными по национальному принципу Словакией, Сербией, Хорватией и Словенией нам удается найти взаимопонимание, вести широкое сотрудничество и даже создавать союзы. История вновь дала народам Центральной Европы возможность построить новую систему союзов, основанную на их собственных национальных интересах; таким образом, мы сможем защитить себя от угроз Востока и Запада. Как мы смогли выдержать эти сто лет? Как мы смогли найти выход даже из этой безнадежной ситуации? На этот вопрос есть ответ. Короткое предложение, которое помогало нам на протяжении ста лет и передавалось из поколения в поколение. Как премьер-министр Венгрии, спустя сто лет и я не могу сказать ничего другого, кроме как: я верю в грядущую единую Отчизну.

Уважаемые Дамы и Господа!

После «ста лет» «десять лет». Потому что у нас также есть десятилетний юбилей. Десять лет назад люди положили конец социалистическому кошмарному правлению, и приступило к своей работе национальное правительство. В нашей победе с перевесом в две трети на выборах в 2010 году объединись надежды и отчаяние людей. Страна находилась на грани банкротства и была привязана к «аппарату искусственной вентиляции лёгких» Международного валютного фонда. Уровень безработицы взлетел до небес, семьи в долгах, а заемщики в иностранной валюте вот-вот захлебнутся водой. Конечно, если они были по уши в воде, а не в чем-то другом. Отчаяния было больше, чем это было оправдано, но, конечно, была и надежда. Надежда на то, что мы сможем обрести мужество, что мы сможем собраться с силами, что мы сможем сломать жизненное ощущение упадка, дешевую жизненную философию «лишь бы только хуже не было», и что «имя венгра будет величаво и достойно древней славы.» Неизвестно, сколько было отчаянных а сколько надеющихся, но когда приближается потоп, это, возможно, и не имеет особого значения. В такой ситуации важно убедить людей не сдаваться, а действовать, верить, что есть смысл снова набраться смелости и мобилизовать свои оставшиеся силы. В этом секрет любого антикризисного управления. В течение десятилетий, проведенных в политике, я сделал наблюдение, что каждая история успеха, история успеха каждой поднимающейся нации, начинается с укрепления самооценки. Вспомните два недавних западных примера: Америка Трампа и успех Бориса Джонсона. Я также заметил, что чувство собственного достоинства отдельно взятого гражданина страны, попавшей в беду, может вернуться только с чувством собственного достоинства всей нации. Таким образом, ключом к возвышению страны является восстановление чувства собственного достоинства всей нации. Поэтому в 2010 году мы поставили перед собой цель доказать себе и, конечно же, миру, что мы все еще что-то из себя представляем. Мы уже не тот народ, которым, возможно, мы кажемся, переминающийся с ноги на ногу и мнущий в руках шляпу, просящий кредитов от МВФ и подачек от ЕС, ожидающий помощи от других. Программа была проста: давайте покажем, кто мы на самом деле. Покажем – вот каковы мы, венгры. Страна с тысячелетней христианской государственностью, великими культурными достижениями, более десятка Нобелевских лауреатов, 177 золотыми олимпийскими медалями, прекрасной столицей, потрясающими техническими и информационно-технологическими специалистами, с сельской Венгрией, одаренной гениальным хозяйским инстинктом. Мы решили найти путь или самим проложить его. А поскольку пути, предлагаемые Брюсселем и Вашингтоном, для нас не подходили, мы были вынуждены проложить себе новый. Десять лет назад я подумал, что народ, который изобрел кубик Рубика, может также придумать, как решить, казалось бы, безнадежную кризисную ситуацию. Спустя десять лет с необходимой скромностью могу сказать, что мы придумали и осуществили это. Мы глубоко вздохнули, заложили фундамент и, наконец, у нас появилась своя христианская национальная конституция. Благодарность нашему президенту, подписавшему конституцию, Палу Шмитту! Многая лета ему! Виват! Виват! Виват! МВФ мы отправили домой, их кредиты досрочно погасили, создали 850 000 рабочих мест, ликвидировали иждивенческий образ жизни, привели в порядок наши финансы, дали трудящимся уважение и почет, семьи получили признание, многодетные семьи получили высокое признание, мы начали процесс воссоединения нации и связали с родиной венгерские общины, оказавшиеся за границей. А в брюссельских экономических отчетах, опубликованных на этой неделе, вся Европа может прочитать, что в 2019 году, похоже, быстрее всего на континенте росла венгерская экономика.

Вот уже десять лет обсуждают, как оценить нашу экономическую и социальную модель, созданную нами в Венгрии. Называют ее нелиберальной, постлиберальной, христианско-демократической, «демократурой», авторитарной и гибридной системой, и одному Богу известно, еще как. Неудивительно, что они мучаются, потому что ничего похожего на нашу государственную систему, сегодня в Европе больше нигде нет. Возможно только в Польше. Они не хотят признавать, что в этой части мира мы можем вывести нашу свободу из трех простых христианских законов без либеральных умничаний. У нас есть способность различать добро и зло и выбирать между ними. Бог создал каждого из нас по своему образу, поэтому мы равны независимо от происхождения и цвета кожи. А христианство учит нас делать другому человеку только то, что мы хотим, чтобы другие делали для нас. Европа уже забыла, что из этих законов можно построить также и мир политической свободы. О том, что произошло и что происходит в Венгрии, нельзя рассказать на либеральном брюссельском языке «евро-бла-бла». По-брюссельски невозможно выразить, что венгры не просто «взяли топор не по дереву», а перед ними были джунгли, из которых они успешно выбрались. Мозг МВФ не может понять, что, хотя мы и были в лапах международного денежного капитала, банки держали нас за горло, мы утопали в долгах, и, хотя одетые с иголочки международные финансовые эксперты в элегантных костюмчиках до хрипоты требовали мер жесткой экономии, мы все же взяли на себя смелость и сказали – нет. Имея образ мышления Брюсселя и Вашингтона невозможно постичь, что на восточной границе Евросоюза существует нищая, опущенная на колени страна, на долю которой приходится всего около 2 процентов всего Европейского Союза, которая говорит, что чего точно не будет, так это мер жесткой экономии. Вместо этого будет свой собственный венгерский путь развития, снижение налогов, производство вместо кредитов, работа вместо пособий, предпринимательство вместо ловкачества, патриотическая экономика вместо глобалистского бизнеса, вместо раболепства чувство национального достоинства и взаимная поддержка, а вместо мигрантов будут свои венгерские дети. Оглядываясь назад, это было более чем рискованно, по крайней мере, похожее на приключение бродяги-вагабунда, но мы также можем назвать это и венгерской удалью. Сегодня я вижу, что ключом к успеху было то, что правительство не оставалось без поддержки, вероятно потому, что мы никогда не управляли не учитывая интересы людей, а находили способ действовать в сотрудничестве с ними. Это и называется управлением на основе национальных консультаций.

Нам никто не верил, и никто не дал бы за нас и ломаного гроша. Злорадное издевательство и зловещее карканье. С особенной страстью нас пугали именно те, кто к 2010 году довел страну до банкротства. Любопытная связь – Венгрию обанкротило правительство, состоящее из бывших коммунистов в результате своей либеральной политики. Этот пример подтверждает предположение, что либералов как таковых и не существует. Либерал – не что иное, как коммунист с дипломом. Если бы мы последовали их совету, Венгрия лежала бы теперь в больничной палате, с торчащими из всех конечностей трубками кредитов МВФ и Брюсселя, а руку на кране кредитов держал бы Дьёрдь Сорос. И в этом нет ни капли преувеличения. Ваш покорный слуга, который более тридцати лет «варится в котле политики», своими глазами видел как Дьёрдь Сорос трижды пытался ограбить Венгрию. В первый раз в начале девяностых, когда он хотел скупить весь государственный долг. Весь венгерский долг в одних руках, судьба всех венгров в руках Дьёрдя Сороса. Страшно даже подумать, какого ужаса мы избежали. Честь и хвала премьер-министру Йожефу Анталлу за то, что он остановил это. Я также помню 1994 год, когда Сорос хотел нас ограбить во второй раз. Он попытался приобрести ОТП Банк, на тот момент еще единственный доминирующий розничный банк. Деньги почти всех венгров в одних руках – это не менее ужасающее видение. Приносим нашу признательность и благодарность Дьюле Хорну за то, что не потерпел этого. Сегодняшний успешный взлет ОТП является доказательством того, что он поступил правильно. А третий эксперимент, возможно, помнят и те, кто помоложе. В 2015 году сети контрабандистов, под личиной правозащитных организаций, сотнями тысяч привозили мигрантов на венгерскую границу. А когда Европа уже изнемогала под тяжестью миграции, Сорос объявил, что готов финансировать каждый год переселение одного миллиона мигрантов. Пожалуйста, не забывайте, что план Сороса, планомерное переселение иностранного населения, все еще стоит на повестке дня, операция идет полным ходом, и мы должны что есть силы постоянно защищаться.

Уважаемая Молодежь!

Всё это для вас уже история. Мне тоже известно, что за десять лет выросло поколение, которое уже не знает, что означают слова «жесткие меры экономии». Выросло поколение, которое не имеет понятия о том, что такое речь в поселке Ёсёд, атака полицейских на протестующих, подстреленный глаз, а коробка с надписью «Нокиа» вызывает ассоциации лишь с телефоном, или вообще ни с чем. Десять лет назад наша цель состояла в том, чтобы наши дети и внуки даже близко не встречали этих отвратительных вещей. Но хотя бы рассказать о них мы обязаны, потому что тот, кто никогда не видел медведя, и не испугается его. А когда вы столкнетесь с ним, вы не будете знать, что делать. Имейте ввиду, медведь – это не игрушка.

Дорогие Друзья!

Мы до конца прошли эти десять лет буквально вместе. Если я не сбился со счета, мы приняли решение по наиболее важным вопросам в рамках восьми национальных консультаций. Мы также вместе приняли решение о конституции, о сокращении коммунальных платежей, о социальных вопросах, о банковском налоге, о поддержке семьи и об отказе от плана Сороса. Тот, кто хочет нас учить демократии, пусть сначала продемонстрирует что-нибудь хоть немного похожее на наши национальные консультации. Мы постепенно привыкаем к тому, что любой, кто сегодня в политике не пляшет под дудку либералов, сразу же получит клеймо популиста. Слово популист – это новое название классового врага. Но, дорогие друзья, популист – это тот, кто дает обещания своим избирателям, хотя и знает, что не сможет их выполнить. А тот, кто дает обещания и выполняет их – это не популист, а демократ. И мы, венгры, смело можем отнести себя к этой категории. Сейчас мы снова готовимся к национальным консультациям. Мы снова вынуждены действовать подобным же образом. В Европе возникла такая ситуация, что для лиц, принимающих решения, права насильственных преступников имеют приоритет над правами законопослушных людей. Они глумятся над правдой, над здоровыми жизненными инстинктами честных людей, и вместо жертв предпочитают защищать преступников. Это опасное явление достигло и Венгрии. Можно ожидать серьезных дебатов и международных испытаний на прочность. Поэтому мы должны снова создать точки согласия, чтобы под ногами у правительства была твердая почва, на которую можно было бы опереться. Финансируемые из-за рубежа и, разумеется, связанные с Соросом организации и их наемные адвокаты, злоупотребляя защитой прав, инициируют многочисленные судебные процессы, чтобы из денег венгерских граждан выплачивать серьезные суммы преступникам, совершившим насилие, и, конечно же, самим себе. Множество судебных исков, 12 000 судебных исков, обошлись в миллиарды. Мы не можем смотреть на это дальше в бездействии, поэтому мы возобновим национальные консультации.

Уважаемые Дамы и Господа!

Я не хочу проходить стороной мимо дела в городе Дьёндёшпата, не сказав о нем ни слова. Речь идет об одном из самых красивых и привлекательных небольших городков Венгрии и его жителях, которых я приветствую с большим уважением с этой трибуны. В этом городе около 20 процентов венгров ромского (цыганского) происхождения живут с 80 процентами большинства. Общественное мнение было взбудоражено судебным приговором, согласно которому, по причине сегрегации, в пользу части населения рома (цыган) была присуждена выплата значительной суммы, к тому же из бюджета городка, в котором такого количества денег нет, таким образом все это грозит городу банкротством. Всё это происходит как раз в то время, когда цыганские семьи или, по крайней мере, многие из них, начали менять образ жизни. Невозможно говорить без эмоций о том, что десятки тысяч цыганских семей приняли предложенную работу, более того, после общественных работ десятки тысяч достигают успехов даже в мире частного хозяйствования. Вместо пособий они живут на заработанные деньги, они должным образом воспитывают своих детей, чем и заслужили всеобщее признание. Их дети ходят в детский сад с трехлетнего возраста, это готовит их к школе, таким образом изо дня в день растут их шансы не отставать от своих сверстников, происходящих из более благополучной среды. Всем известно, что правительство взяло на себя открытое обязательство – и я считаю это даже своей личной ответственностью – искоренить нищету в Венгрии, поэтому мы стремимся способствовать поднятию уровня жизни цыганских семей. К тому же, по этому вопросу нам также удалось достичь социального консенсуса. В этот многообещающий процесс, подобно удару молнии, вмешался тот судебный приговор, который снова настроил жителей города Дьёндёшпата друг против друга. Излишне и говорить, что организация, инициировавшая судебное разбирательство, также финансируется Дьёрдем Соросом. Как видите, случайностей не бывает. Хочу, чтобы всем было ясно, что мы не позволим себе уклониться от нашей цели. Мы по-прежнему верим в Венгрию, которая является безопасным домом для всех венгров и дает каждому возможность вести достойную жизнь. Мы по-прежнему не будем терпеть, чтобы происхождение или этническая принадлежность воспринимались как клеймо или невыгодное положение, но они также не должны предоставлять никаких преимуществ или привилегий. А деньги каждый, независимо от происхождения, должен добывать честным трудом.

Уважаемые Дамы и Господа!

Два юбилея, столетний и десятилетний, невольно побуждают нас к сравнению и сопоставлению этих двух периодов. Какие результаты показывают последние десять лет через призму ста лет? Когда я завершил эту работу, мне стало страшно, как же я об этом скажу? Я испугался, что тому, что я должен сказать, Вы, уважаемая венгерская общественность, просто не поверите. Вы подумаете, что я бесстыдно «восхваляю свою собственную кобылу». Но поскольку речь идет не о моей лошади, даже и не о правительстве, а об общих достижениях Венгрии в целом, я все-таки решился сказать вам эту неожиданную правду. Не зря история – это история, культура – это культура, и в конечном итоге они формируют мышление народов. Венгры отвыкли видеть себя успешным народом. Певец Хобо прав: мы так долго были на внизу, что даже не знаем, каково там, наверху … А когда, наконец, с трудом и удается подняться наверх, мы не верим фактам или даже собственным глазам. И когда мы уже вынуждены назвать успех успехом, развитие – развитием, вершину – вершиной, тогда мы добавляем, что, конечно, это только временное явление, у которого нет прочных оснований, всё это произошло не благодаря нам самим, а благодаря воздействию внешних обстоятельств. В подобного рода рассуждениях мы неистощимы и непобедимы. Боже, какую пламенную речь мог бы сплести американский президент вокруг того предложения, которое я сейчас произнесу с осторожностью и даже с боязнью! Ведь факты говорят о том, что наши последние десять лет были наиболее успешными в истории Венгрии за последние сто лет. Вместо неистовой речи и неистового энтузиазма, как это подобает венграм, давайте оставаться на почве сухих фактов, избегая лишних эмоций.

В истории нашей страны редко бывают длительные периоды роста. Но с 2010 года экономика росла в среднем на 2,8 процента в год. А после противокризисных мер, с 2013 года, – на 3,8 процента в год. В прежние времена мы могли добиться такого роста только ценой задолженности зарубежным банкам. Однако рост последних десяти лет происходил при сохранении внешнего и внутреннего финансового баланса. Положительный баланс текущих операций, дисциплинированная бюджетная политика, снижающийся коэффициент государственного долга по отношению к ВВП. В конечном итоге за последние сто лет такой устойчивый рост при сохранении внешнего и внутреннего баланса не был характерен для венгерской экономики ни для одного десятилетия кроме этого. И все это было достигнуто таким образом, что имущественные неравенства по европейским меркам оставались умеренными; по европейским меркам, то есть выгоды от роста распространились на широкие слои общества. Уязвимые группы, то есть молодежь, граждан старше 50 лет, женщин, воспитывающих детей и людей с низкой квалификацией удалось обеспечить работой. Заработная плата также начала расти, а уровень минимальной заработной платы и гарантированной минимальной заработной платы повысился вдвое. Для тех, кто любит экономическую статистику, отмечу, что в Венгрии имущественное неравенство является самым низким во всем Европейском Союзе. В Германии и Австрии разница составляет 79 процентов, у нас, в Венгрии – только 45 процентов. Таким образом, политика всеобщего снижения налогов оправдала себя, потому что прилив поднимает все суда.

Уважаемые Дамы и Господа!

Добавьте к этому, что в 2019 году было принято решение о самом большом объеме инвестиций за всю нашу историю. 101 крупная инвестиция на сумму 1700 млрд. форинтов – есть чему удивляться. 60% стоимости инвестиций пришло с Востока. Вот вкратце смысл ориентации на Восток. Мы также можем добавить, что в 2019 году мы побили наш рекорд экспорта. Всего 35 стран мира способны производить экспорт объемом более 100 миллиардов долларов, и мы входим в число этих 35 стран. Мы занимаем 94-е место в мире по численности населения, но по экспорту – 34-е место. В мировом рейтинге экспорта мы занимаем 3-е место по производству семян, 15-е место по производству зерна, 17-е место по животноводству, 18-е место по производству фармацевтической продукции и 20-е место по производству автомобилей. Повторяю: в мировом рейтинге! Все это было достигнуто страной с населением всего десять миллионов человек. Существуют ли более очевидные доказательства таланта и усердия? Здесь я не могу не отметить, что те, кто поносят венгерских педагогов, нашу систему общего и профессионального образования, могли бы быть и более сдержанными. Рабочие, специалисты и инженеры, которые управляют самыми современными фабриками здесь, в Венгрии, – это выпускники наших школ и университетов. Пожалуйста, больше уважения венгерским рабочим и больше уважения венгерским инженерам! Не говоря уже о педагогах. Я знаю, что многие обеспокоены, потому что доля автомобильной промышленности в Венгрии высока, а будущее отрасли под вопросом. Я хочу заверить всех, что Венгрия уже вступила в новую эру автомобильной промышленности, и у нас строятся значительные мощности для производства электромобилей в будущем.

Уважаемые Дамы и Господа!

За последние десять лет мы многому научились. Это ценные знания, за которые мы отдали немало сил. Например, мы поняли, что без национальной армии не может быть страны, которую принимают всерьез, как не может быть и национального достоинства. Разве может гордиться собой страна, которая не способна защитить себя? Нам нужна современная и мощная армия, которая может остановить нападение со стороны окружающих нас территорий, может выполнять свои обязанности в любой точке мира, а во времена глобальных проблем способствует нашему сотрудничеству в рамках крупной союзнической системы. Технология, вооружение, военная дипломатия – все это важно, но самое главное – это солдат. Нам нужны хорошие солдаты и хорошие офицеры. Вот почему я рад, что офицеры, которые здесь с нами, приняли сегодня мое приглашение. Приветствую Вас! Всем ясно: венгерская армия вернулась. Я прошу вас позаботиться о том, чтобы военные также могли присутствовать, на правительственных и общественных встречах, – но не на партийных мероприятиях – чтобы они могли занять свое достойное место в венгерской общественной жизни. Пусть будет так, как это было раньше. Мы также поняли, что Европа не в Брюсселе. Европа – это мы, и мы не обязаны соответствовать уставшей брюссельской элите, которая скоро разочаруется даже в себе. Раньше мы думали, что Европа – это наше будущее, теперь мы знаем, что будущее Европы – это мы. Мы поняли, если нам угрожают из Брюсселя «подзатыльником» – это еще не конец света. Мы поняли, что мы можем выдержать гораздо больше, чем мы думали раньше. Мы можем выдержать гораздо больше, потому что сегодня Карпатский бассейн излучает силу. Эта сила проистекает из осознания того, что быть венгром – это хорошо, это возвышает и вселяет большие надежды. Нас уже не проведешь всевозможными либеральными байками о саморегулируемых рынках, добром капитализме, Европейском союзе и о дивном глобальном мировом порядке. Мы идем своим путем, живем по нашим правилам, следуя нашим собственным решениям. Наша нация знает: для нас главное – это Венгрия. Тот, кто оспаривает это, также должен сказать, если не Венгрия, то что же может быть самым главным? На этот вопрос нет разумного ответа, поэтому давайте договоримся, что для нас Венгрия превыше всего.

Уважаемые Дамы и Господа!

У нас довольно хорошие перспективы. Понятно, что есть и такие, кто ликуя объявляет, что наступил Золотой век, но для них у меня плохие новости: это время еще не наступило. На самом деле ситуация такова, что, размышляя о годах, стоящих перед нами, у нас есть повод для беспокойства. Я вижу приближение особенно опасных лет, не исключая и уже начавшийся 2020 год. Нам необходимо предпринять серьезные шаги для защиты того, чего мы достигли. А если мы хотим большего, чем просто обороняться, хотим двигаться вперед, развиваться, расти, то мы должны приложить огромные усилия. Нам также угрожают климатический кризис и демографический спад; зловещие тени собираются над европейской экономикой. Вместо того, чтобы объявлять о Золотом Веке, я должен сегодня, скорее, поднять тревогу.

Уважаемые Дамы и Господа!

Климатический кризис является не новой проблемой. Венгры тоже прекрасно знают об этом. Этими знаниями мы благодарны в первую очередь президенту республики Яношу Адеру, который неустанно боролся со всеобщим безразличием и отсутствием интереса. Наконец нам удалось достичь соглашения и в Брюсселе. Мы наметили в качестве нашей цели, чтобы европейская экономика к 2050 году стала безуглеродной. Это, хотя и сложно, но возможно и в Венгрии. В то же время 2050 год еще очень далеко, а политики никогда не были настолько бедны, чтобы не могли наобещать с три короба, тем более, что к 2050 году и след их простынет. Защита климата стала политической модой, а множество пустых разговоров размывает серьезность вопроса. Если мы действительно боимся за нашу Землю, за нашу природу, за наш климат, тогда пришло время вместо разговоров перейти к действиям. Когда я говорю об изменении климата, я делаю это не только как премьер-министр, но и как отец пяти детей и даже дедушка. Я упоминаю об этом по той причине, что меня раздражает та глупость с которой пытаютя противопоставить детей и защиту климата. Я читал, что некоторые проповедуют, что самый эффективный способ спасти Землю – это не иметь детей. Это полное безумие! Хорошо, мы спасем Землю, но для кого мы ее спасем, если у нас нет ни детей ни внуков? Наша конституция также гласит, что мы несем ответственность перед будущими поколениями, и именно поэтому мы должны защищать прекрасную дикую природу Карпатского бассейна. Выражаясь по-солдатски, защита климата и природы – это наш прямой христианский и патриотический долг. Сообщаю Вам, что на этой неделе правительство приняло план действий по защите климата. Мы создали программу для достижения того, чтобы к 2030 году 90% энергии, производимой в Венгрии не было связано с выделением углекислого газа. Из этого следует, что мы верим в то, что в 2030 году о выполнении этой программы еще должны будем отчитаться мы. С 1 июля мы начнем ликвидировать незаконные свалки и накажем нарушителей чистоты природы. Через два года мы хотим показать вам чистую, приведенную в порядок, опрятную страну. Запретим продажу одноразовых изделий из пластика. Мы обеспечим возможность сдачи стеклянных и пластиковых бутылок и металлических банок. В-третьих: мы защитим наши реки от отходов, поступающих из-за границы. У нас уже есть пилотная программа с обнадеживающими результатами. Как я вижу, мы сможем очистить Дунай и Тису от пластика. Мы предпримем решительные меры против многонациональных компаний, работающих в Венгрии, и будем требовать от них использования экологически чистых технологий. В то же время мы выделим 32 млрд. форинтов малым и средним предприятиям для поддержки в ближайшие два года производства возобновляемой энергии. В честь каждого новорожденного ребенка мы посадим десять деревьев. Это значит – миллион новых деревьев в год, и к 2030 году мы достигнем, что площадь лесов страны увеличится на 27 процентов. В-шестых: в ближайшие десять лет мы в шесть раз увеличим мощность солнечных электростанций, которые будут не только экологически чистыми, но и обеспечат население Венгрии дешевой энергией. И в-седьмых, чтобы электромобиль был не только привилегией богатых, мы будем поддерживать появление и использование дешевых электромобилей. А начиная с 2022 года, для городского транспорта мы будем разрешать введение в эксплуатацию только электрических автобусов. И наконец, как и поляки, мы введем зеленые государственные облигации. Тот, кто покупает такие облигации, поддерживает защиту климата, так как правительство обязуется тратить деньги, полученные таким образом, только на программы, улучшающие климат. Давайте действовать, а не только хныкать! Вот что я предлагаю Венгрии.

Уважаемые Дамы и Господа!

Ровно год назад я объявил о плане действий по защите семьи. Теперь я отчитаюсь перед Вами о результатах в цифрах. Для начала, давайте будем современными и «сексуально привлекательными». Согласно Google Analytics – и такое есть – «кредит на будущего ребенка» (babaváró hitel) был десятым по популярности словосочетанием, который искали пользователи Интернета. Этот кредит получили более ста тысяч человек. Интересно, что 33 процента заемщиков по кредиту на будущего ребенка – жители небольших городов, 29 процентов – сельские жители, 21 процент – жители крупных городов и только 18 процентов – жители столицы. Это также свидетельствует о том, что у нас еще есть резервы. Автодилеры с трудом удовлетворяют заявки многодетных семей на покупку льготных семейных автомобилей. Строительство яслей идет полным ходом, каждый день появляется десять новых детских мест. Мы также ввели освобождение от подоходного налога для матерей с четырьмя детьми. Это облегчит жизнь 40 тысяч семей. Хотя это и не было включено в план действий по поддержке семьи, нам удалось сделать один шаг или даже два шага вперед в борьбе с бесплодием. Государство скупило частные компании по лечению бесплодия. Это было также оправдано биоэтическими соображениями по отношению к плоду. Но важнее всего для нас было сделать доступными для всех, то есть бесплатными, обследования, вмешательства, и даже медикаменты. Сегодня эти государственные центры услуг по бесплодию могут помочь каждому, кто обратится к ним. Также были предприняты важные шаги в интересах родителей, заботящихся о своих детях, которые не в состоянии обеспечить себя, и в интересах семей с детьми, страдающими диабетом. Еще одна хорошая новость, что в период с 2010 по 2018 г. родилось на 90 тыс. детей больше, чем в том случае, если бы все оставалось в русле тенденций 2010 года. Также хорошая новость, что количество браков достигло своего пика, а количество разводов никогда не было таким низким. Количество прерванных беременностей постоянно уменьшается и находится на историческом минимуме. Плохая новость заключается в том, что сокращение населения не остановилось. Венгы всё еще остаются под угрозой вымирания. В 2010 году родилось 60 процентов желанных детей, и хотя десять лет спустя родилось уже 70 процентов, но, очевидно, все еще материальные трудности остаются сдерживающей силой. Хотя ребенок – это не вопрос денег, но все-таки материальная обеспеченность имеет значение. Поэтому если мы действительно хотим изменить ситуацию к лучшему, нам нужно перейти через Рубикон, и построить такую страну, в которой те, кто хочет иметь детей будут в более выгодном материальном положении, чем те, кто выберет жизнь без детей.

Дорогие Друзья!

Мы знаем, что мы должны сделать для этого, мы просто не знаем, будут ли у нас на это деньги в ближайшие годы. В любом случае, я полон решимости и постараюсь увлечь за собой и министра финансов. Я знаю, что вслед за матерями с четырьмя детьми, рано или поздно, также и матерям с тремя детьми следует ввести отмену подоходного налога. Я также знаю, что в первые полгода после родов сейчас матери получают 70 процентов своего среднего заработка предыдущего года; эта сумма должна быть увеличена до 100 процентов, таким образом в первые полгода после родов они получали бы больше денег, чем если бы они не рожали. Я также знаю, что мы успешно ввели бесплатный тест по иностранным языкам и тест по правилам дорожного движения для молодежи, и это следовало бы распространить на матерей находящихся в двух- или трехгодичных отпусках по уходу за ребенком, чтобы они получили знания, которые они могли бы использовать впоследствии в своей работе. Это сегодня лишь намерения, уважаемые Дамы и Господа, и хотя они и похвальны и жизненно важны для нашего будущего, но не следет забывать: по одежке протягивай ножки. И это будет особенно актуально в 2020 году и, к сожалению, на протяжении всего следующего десятилетия, но я обязуюсь, что хотя бы и шаг за шагом, но мы будем тведо двигаться вперед.

Уважаемые Дамы и Господа!

И в конце перейдем к нашим мрачным делам, к зловещим теням или к сове-пугалу с особым «оружием» из нашего детства. Ситуация, похоже, такова, что европейская экономика, и в особенности еврозона, просто остановилась. Даже если она вырастет в 2020 году, то в микроскопических размерах. Мы могли бы самодовольно сказать, что это их проблемы, они тоже особо не переживали, когда в глубоком кризисе были мы. Беда лишь в том, что – кроме отсутствия элегантности – около 85 процентов венгерских товаров предназначено для этих стран. Мы продаем их там, то есть они их покупают. Так что их проблемы – и наши проблемы. Вопрос только в том, в какой степени они станут и нашими проблемами. Увидев данные мировой экономики за 2019 год, я сначала не поверил своим глазам. Немецкое промышленное производство, промышленное производство Германии, значительно сократилось, в то время как венгерское увеличилось на 5 процентов. Разница не менее 7 пунктов в нашу пользу. Скобки: в 1954 году в Берне и одного было бы достаточно . В 2020 году нас ждет серьезный вызов в интеллектуальной и экономико-политической областях. Может ли венгерская экономика развиваться, если экономика Евросоюза находится в стагнации? Могут ли наши пути разойтись, как это было в прошлом 2019 году? И если – да, то как надолго, на сколько лет? Какие процессы это вызовет в венгерской экономике и какое влияние это окажет на жизнь людей здесь, в Венгрии? И, дорогие Друзья, особенно тревожно, что на Западе даже начала расти безработица. Мне кажется, что в 2020 году и, возможно, даже в последующие годы мы должны сосредоточить свои усилия на сохранении рабочих мест. Если есть работа, все есть – этот закон точно не утратит своей силы. Мы знаем, что в такой ситуации необходимо снизить налоги, это уже оправдало себя, и мы и сейчас готовимся к этому, мы снизим налог на малый бизнес и налоговую нагрузку на труд. Вы можете быть уверены и в том, что какой бы серьезной ни была неразбериха в Европе, мы сохраним уровень реальной стоимости пенсий, ведь мы об этом договорились с пенсионерами. Но достаточно ли у нас финансовых возможностей, и будет ли это само по себе достаточным, особенно если учесть то, что европейские нацональные экономики сейчас совершают «прыжок с трамплина» в систему мировой экономики, новые технологии которой основаны на цифровизации и искусственном интеллекте. Выражаясь проще, рабочие места должны быть одновременно сохранены и модернизированы. Кроме того, Европа как раз сейчас начинает отставать от остальных гигантов. В США и Китае рост более высокий, безработица ниже, больше средств инвестируют в инновации и в национальную оборону, а это является основой для развития. В отличие от этого, Европа не способна продемонстрировать в своем «строю» ни военной мощи, ни гигантских технологических компаний, формирующих будущее, ни сознания своей цивилизационной миссии. Остальные сверхдержавы понимают, что в мире, нравится нам это или – нет, конкуренция никогда не перестает существовать. А Европа, похоже, хочет сойти с дистанции. Она хочет ограничить конкуренцию в ЕС и в сфере налогообложения, и в сфере занятости и в сфере услуг. Иногда мне кажется, что жители Запада не извлекли уроков из нашей истории и не знают, что социализм ведет к разрушению наций. Если мы не хотим, чтобы Европу оттеснили с дистанции, нам нужно наладить сотрудничество между государствами-членами ЕС таким образом, чтобы они, конкурируя также и друг с другом, могли показать свою лучшую форму и лучшие результаты. Если Венгрия, венгерская налоговая система, венгерская социальная система, венгерский рынок труда, как, между прочим, предлагает оппозиция в Венгрии, будут насильно регулироваться экономической системой соединенных штатов европы, то наше экономическое развитие остановится. Тогда наша экономическая структура застынет, и вместо того, чтобы наверстать упущенное и развиваться, наступит время, когда мы будем топтаться на месте. Дорогие Друзья, именно поэтому мы должны быть особенно осторожными с введением евро. Предлагаю не садиться в поезд, о котором мы не знаем, куда он идет.

Уважаемые Дамы и Господа!

Довольно плохих новостей. Даже вышеперечисленного было больше, чем достаточно. В заключение, хорошая новость состоит в том, что 2019 год был годом, насыщенным предвыборными кампаниями и соответствующими выборами, и он закончился. Кампании сейчас прекращены на два года. 2020 и 2021 годы будут продолжением работы правительства и строительства страны. Я знаю, что некоторых это интересует меньше, а предвыборная борьба 2022 года – гораздо больше. Они уже сейчас расспрашивают меня, какой будет наша тактика на выборах 2022 года. Это еще так далеко! Сегодня мы можем сказать только то, что мы последуем совету одного из моих любимых политических философов, Мухаммеда Али, согласно которому надо порхать, как бабочка, и жалить, как пчела. Докладываю, жало уже в порядке, для порхания еще некоторых предпосылок не хватает, но к началу кампании и это будет решено. Мы не прячем голову в песок, мы видим, что оппозиция уже готовится. Трава, деревья, цветы, сверчки и жучки, то есть всякая всячина может присоединиться к их команде, лишь бы хоть каким-то способом вернуться к власти. Они уже примеряют общую форму. Результат еще довольно неоднозначный, мы можем увидеть вполне авангардные комбинации. Внизу штаны нацистов-«нилашистов», наверху красный жилет, на нем значок «радуга». Вспоминаю венгерскую шутку о том, что сказал секей, житель Трансильвании, когда он впервые в жизни увидел черепаху: «это то ли что-то, то ли куда-то идет». О том, кто куда идет, в политике лучше всего прочитать в программе партий, но и здесь нелегко разобраться, так же, как мужу в том, что приготовила новая жена, которая, накрывая на стол, говорит: я умею готовить только лапшу с маком и тушеную курицу. А муж ей: а это сейчас которое из них? Что ж, Дамы и Господа, так обстоят наши дела с нашими оппонентами за два года до выборов.

Но теперь давайте лучше поговорим о Венгрии. Результат принадлежит нации, ответственность – правительству. Согласно древней истине, если нация достигает хороших результатов, то заслуги и слава принадлежат ей; если же результаты плохие, то причина в том, что плохо ею управляли. Теперь наша задача – подготовить нацию к великим испытаниям, которые ожидают нас в ближайшие годы. Чтобы мы ни в коем случае не оказались с пустой кладовкой и без сухого пороха. Не нужно пугаться; если кто-то хорошо знает, что вызовы, экзаменационные сессии и решающие испытания являются частью жизни нации, так это венгры. Мы можем желать лишь того, и в следующем десятилетии наше желание также не будет иным, чтобы венгры жили и процветали в благополучии и безопасности в своей собственной стране, которую они заслужили взамен за труд и жертвы, принесенные нашими предками и нами. Давайте без ложной скромности скажем открыто, что наши предки в течение последних ста лет принесли серьезные жертвы, и мы тоже тяжело трудились в течение последних десяти лет. Мы всегда давали миру больше, чем получали от него. Венгрия заслуживает того, чтобы она стала успешной. Покажем, что тот, кто копает яму венграм, сам в нее попадет.

Уважаемые Дамы и Господа!

Мы успешно провели немало великих сражений. И те битвы, которые стоят перед нами, не будут менее значительными. Многие из нас думают, что то, что по прошествии ста лет мы всё еще стоим здесь, является доказательством того, что у Господа Бога есть еще планы относительно этой страны. С должным уважением мы можем лишь сказать, что мы готовы к вызовам, готовы к предстоящему столетнему путешествию. Венгрия прежде всего, Господь над всеми нами!

Вперед, Венгрия, вперед, венгры!